СМИ о нас / "Путин мог бы найти и двадцать две амфоры!.."

19.08.2011

«Путин мог бы найти и двадцать две амфоры!..»

19.08.11, 13:24Николай Подорванюк

(см. http://www.gazeta.ru/science/2011/08/19_a_3739121.shtml )

О промежуточных итогах работы археологической экспедиции на территории древней Фанагории и об амфорах, которые нашел Владимир Путин, «Газете.Ru» рассказал руководитель экспедиции, зав. отделом классической археологии Института археологии РАН Владимир Кузнецов.

— Вы не первый год работаете на территории древнего города Фанагория. Можно ли подвести промежуточные итоги работы вашей экспедиции в этом году?

— Начну с того, что мы работаем очень планомерно, по программе, которая утверждена много лет назад. Мы знаем, что будем делать в 2012-м и 2013 годах, это планомерное исследование города, его некрополя, и планомерные разведки территории затопленной части города. Мы семнадцатый год исследуем один и тот же участок и плавно спускаемся вниз, от времени, когда он прекратил существование (это VII—IX века нашей эры — там мы открыли жилые кварталы), ко времени, когда он только появился (VI—V века до нашей эры — там мы нашли общественно-политический центр этого города-государства с храмами и другими публичными зданиями). Мы исследовали некоторые здания IV века до н. э., и в следующем году будем заниматься V—VI веком до н. э.

Все наши открытия в какой-то степени плановые — это получение массового археологического материала.

Каких-то экстраординарных находок нет, но мы на них и не рассчитываем. Нам важна планомерность.

В затопленной части города мы из года в год ведем обследование фундаментов и ряжей (ряж — деревянный сруб, погружаемый в грунт и заполняемый обыкновенно глиной или булыжником), на которых были построены сооружения. Мы открыли новые участки, нашли большое количество строительных блоков и деталей.

Еще мы проводим раскопки кургана, самого большого на территории Таманского полуострова, а может, и в России, его высота 10—11 метров, в длину он достигает сотни метров. Мы использовали современную технику, чтобы снимать пласты земли, делать черновую работу и затем обследовать курган вручную. Как мы и предполагали, курган был сильно изуродован. Мы нашли остатки центрального склепа, но он почти весь разрушен, так как его разграбили в древности. Потом, в XIX веке, археологи вышли на него и просто «доломали», так как они проводили раскопки траншеями, а без современной техники это было трудоемкое и тяжелое занятие.

Пока мы еще до конца все не открыли, но уже сделали какие-то небольшие находки, которые подтверждают датировку — IV век до нашей эры.

Мы нашли любопытные детали на погребальном ложе, где лежал, по всей видимости, мужчина. Такой вывод мы делаем по тому, что в тризне (месте, где устраивали поминки, выпивали вино и били посуду в знак печали) нашли наконечники копий, согнутые пополам (видимо, это символизирует, что человек умер и копье ему больше не нужно), наконечники стрел и красивые пластиночки с резьбой. К сожалению, пока все фрагментарно. Еще мы нашли тонкие пластиночки из ракушек, которые были орнаментированы, но что это было — какая-то шкатулка или что-то еще — пока затрудняемся сказать. Мы надеемся, что ближе к концу нашей работы среди того, что не было интересно грабителям, мы найдем какие-то вещи, которые нас интересуют.

— Год назад в интервью «Газете.Ru» вы говорили, что есть две проблемы, связанные с Фанагорией. Первая — что она, являясь древнейшим городом и крупным античным памятником на территории России, не обладает статусом государственного историко-культурного и археологического заповедника, что необходимо для его сохранения. Второй вопрос — чтобы на месте Фанагории или в непосредственной близости от нее был построен музей, который за счет огромного количества важных и существенных находок быстро сможет стать одним из крупнейших археологических музеев в России. В какой стадии находится решение этих вопросов?

— Как все, наверное, уже хорошо знают, у нас недавно был премьер-министр в гостях.

К сожалению, в прессе бурно обсуждают обломки амфоры, хотя мы на этой встрече обсудили ряд важных вопросов, касающихся не только Фанагории, но и археологии в целом.

Одна из таких проблем, которая имеет место и у нас, — это выведение территории раскопок из системы современного землепользования. Это нужно, чтобы на территории не производились сельскохозяйственные, строительные или какие-то еще работы, чтобы не нарушить культурный слой. Во вторую проблему я объединю то, о чем я говорил год назад и о чем вы сейчас напомнили, — это придание Фанагории статуса заповедника и создание там музея. Это крупнейший античный памятник в стране, и он требует внимания, так как это единственный своего рода историко-культурный памятник такого класса, такого уровня. Самое главное, что памятник абсолютно не застроен современными зданиями. Это мы довели до Путина, он это отчетливо понимает, он нас поддержал и сказал, что обязательно даст поручение в соответствующее министерство.

Понятно, что процесс долгий, и никто о конкретных сроках ничего не говорил, конечно.

Но и мы не сидим сложа руки. В рамках этих предложений на деньги фонда «Вольное дело», который принадлежит Олегу Дерипаске, и при поддержке Константина Николаева из группы компаний «Н-Транс» мы строим научный центр нашей экспедиции. В здании будут располагаться хранилище находок, научные лаборатории, реставрационная мастерская, комнаты для проживания сотрудников экспедиции, а со временем здесь будет размещена крупнейшая в России научная библиотека по античному, римскому и византийскому периодам истории Юга России и Крыма, а также в целом древней истории Греции, Рима, Византии, возникновению и развитию христианства в России.

— Год назад в интервью «Газете.Ru» вы сказали, что очень любопытно и неожиданно, что Путин проявил интерес к археологии. Теперь новая встреча с премьером. Давно ли она планировалась или она произошла также достаточно неожиданно?

— Я давно работаю в этой сфере. Ранее я никогда не наблюдал интереса к ней со стороны власть имущих — ни генеральных секретарей, ни президентов. Это всегда приятно, когда первые лица государства обращают внимание на занятия, которые, с точки зрения обывателя, не имеют влияния, скажем, на экономику страны и т. п., но связаны с реконструкцией истории страны, исследованием проблем культуры. И хорошо, что государство, по-видимому, это понимает. В прошлом году был телемост, на котором премьер-министр говорил о проблемах археологии, в этом году получилось продолжение в виде его визита на одну из крупнейших экспедиций в России: ведь Фанагория очевидно находится в топ-листе выдающихся археологических памятников страны. Это полигон для того, чтобы отрабатывать методику культурного сохранения страны.

— То, что Путин в Фанагории нашел под водой две древние амфоры, вызвало бурю негативных откликов, в том числе и в ваш адрес. Говорилось, что на территорию раскопок нельзя пускать любителей, что амфоры нельзя нести, «как бидоны с квасом» и т. п. Как вы прокомментируете такие высказывания?

— Я считаю, что такие комментарии дают или те, которые вообще ничего не понимают, или те, кто хочет покрасоваться. Мы работаем под водой, и у нас там очень большой раскоп. Внутри этого раскопа ничего трогать просто так нельзя, и никто там ничего просто так не трогает.

Премьер-министр там просто плавал и смотрел.

И мы были этому рады, потому что человек, обладающий административным ресурсом, может посмотреть на нашу работу и принять важные решение, чем принесет большую пользу науке. Что касается амфор, то затопленное место Фанагории — это район порта, здесь выгружали товары. Амфоры в процессе погрузки-разгрузки бились, их выбрасывали с корабля в воду, и все дно усыпано этими амфорами. Другой вопрос, что под действием воды они то размываются, то отмываются. Принимая во внимание, что мы работаем грунтососами, песок сползает, обнажается значительное пространство за пределами раскопок. Мы находимся у самой кромки древнего берега, и как раз здесь сосредоточено большое количество амфор и их обломков.

Эти обломки наши водолазы в свободное от работы время находят в значительном количестве.

Они нашли много десятков таких амфор, у которых сохранились ручки. Премьер-министр нашел две такие амфоры. А мог найти и двадцать две, если бы поплавал подольше. В этом нет абсолютно ничего необычного, но получилась нездоровая реакция, которая заслонила те проблемы, которые обсуждались на встрече, как будто этого не было.

Мы провели на встрече значительное количество времени и обсуждали важные вопросы, а в этом нездоровом азарте все обращали внимание на чушь собачью.

Фанагория — богатейший античный памятник в стране, и здесь можно найти все что угодно. Мы буквально на днях нашли обломок мраморного надгробия в виде мужской головы. Вот это более-менее серьезная находка. А амфоры — это массовый археологический материал, по поводу которого не стоит так убиваться.

Партнеры: