СМИ о нас / Чешские воспоминания "Кубанского Дiда"

20.01.2009

Щербина Федор Андреевич. Собрание сочинений. Серия I. Неизданные сочинения: в 6 т. – Т. 1. Пережитое, передуманное и осуществленное: в 4 т. – Т. 1. / Сост., науч. ред., вступ. ст. В.К. Чумаченко. – Каневская; Краснодар; Москва, 2008.

Володимир Пукiш, м. Анапа, Краснодарський край, Росiя

перевод с украинского

На Кубани вышел из печати первый том мемуаров выдающегося историка и этнографа черноморского казачества, основоположника российской бюджетной статистики, члена-корреспондента Российской Академии наук, члена Кубанской Рады Федора Щербины (1849 - 1936). Над четырехтомником воспоминаний, названных "Пережитое, передуманное и осуществленное", Щербина работал в эмиграции в Чехословакии до конца жизни. Составитель и научный редактор издания ведущий кубанский украинист проф. Виктор Чумаченко называет эти воспоминаия "энциклопедией кубанской казачьей жизни в эпоху ее стремительного экономического развития".

Первый том рассказывает о детских годах будущего ученого, проведенных в родной станице Новодеревянковской Черноморского казачьего войска. В нем автор подробно описывает повседневный казачий быт, рождественские и пасхальные праздники, детские игры и зрелища, а также местный фольклор. Он застал в живых носителей еще той, запорожской, вольницы, среди которых был и его дед о. Юрий.

Во втором томе, уже готовом к печати, речь пойдет о бурсацких и семинаристских годах Федора Щербины в Екатеринодаре и Ставрополе; в третьем и четвертом - о возвращении на Кубань, попытку основать сельхозартель, первые литературные успехи, бурные годы обучения в высших учебных заведениях Москвы и Одессы, ссылке на Север за революционную деятельность… Воспоминания заканчиваются 1879 годом, после которого Щербина проживет еще долгие 56 лет, о которых проф. Чумаченко планирует подробнее рассказать в послесловии к 4-му тому на основании многочисленных малоизвестных биографических документов.

Отметим, что авторский язык у Щербины - русский литературный, в то время как диалоги жителей черноморских станиц написаны на "кубанской мове", т.е. черноморском диалекте украинского языка. Отрадно, что такая установка автора полностью сохранена у автора в книге, вплоть до передачи диалогов украинской графикой (правда, некоторые неточности туда все же попали за неимением украиноязычных редакторов). По мнению составителя, эти ошибки передают уровень владения украинской орфографией самого Щербины, но именно материнский язык у Щербины является "важнейшей составляющей его станичных переживаний, чувств и дум". Для русскоязычного же читателя в приложении приводится список украинских слов и выражений, встречающихся в воспоминаниях, с переводом на русский язык.

Сам Щербина долго шел к своему украинскому национальному самосознанию, которое выкристаллизовалось у него особенно четко уже в Чехословакии. Напомним, что в межвоенной ЧСР функционировали русские и украинские университеты, пединституты, научно-исследовательские учреждения. И Щербина выбирает для себя именно украинские заведения. В Украинском Вольном Университете он работает профессором статистики (1922 - 1936), деканом факультета права и общественных наук (1922 - 1923), ректором (1924 - 1925). Сотрудничает он и с Украинской хозяйственной академией в Подебрадах.

Свое неожиданное для многих кубанских эмигрантов украинство Федор Щербина объяснял так: "Так, я, Щербина, украинец и "украинской мове" начал учиться на 69 году своей жизни. Как-то вспомнилась мне в этом возрасте моя мама и те нежные слова на украинском языке, которые ласкали меня в детстве… Меня будто кто обухом по голове ударил. Я - украинец, и не разговариваю, и не пишу на материнском языке? И я начал писать и разговаривать по-украински". Щербина был долголетним главой "Общества кубанцев в Чехословакии", которое пыталось (правда, безрезультатно) объединить кубанцев русской, украинской и местной (казачьей) идентификаций, а в 1927 - 1928 гг. он стал первым главой украинской общины Праги.

Еще при жизни Щербины в казачьих журналах вышли в свет отдельные главы первого тома, а в 1945 г. первые два тома машинописи попали в СССР в составе архива "Союза кубанцев в ЧСР", вывезенного из Праги подразделением НКВД. Весь же обширный архив Щербины сейчас находится частично на Кубани, а преимущественно 0 в Украинской вольной академии наук в США. Именно согласно американскому варианту рукописи, как наиболее полному, и подготовлен первый том воспоминаний "кубанського дiда", как называли Щербину его соотечественники в эмиграции. Интересно, что еще в 1966 г., говоря о возможности издания архива Щербины, исследователи писали: "Русские на захотят его публиковать за украинские тенденции, а украинцы, вероятно, за то, что текст воспоминаний написан преимущественно на московском языке".

Остается добавить, что первая книга четырехтомника воспоминаний является одновременно и первым томом шеститомника "Неизданных сочинений"" Щербины, куда должны войти его богатая переписка, художественные произведения и обширная публицистика. Дело - за благотворительным фондом "Вольное Дело", возглавляемым российскаим миллиардером, кубанцем по происхождению О. Дерипаской, при финансовой поддержке которого издан первый том.

Партнеры: