Гипанис / Издательская деятельность / "Кубанский Сборник" / Архив номеров / Том 3 (24) - 2008 год / Часть V. Кубанский архив / Человек на войне: дневник старшего лейтенанта В.С. Суханова (1 марта - 22 июня 1943 г.)/ публикация Н.Н. Суворовой

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

Человек на войне: дневник старшего лейтенанта В.С. Суханова (1 марта - 22 июня 1943 г.)/ публикация Н.Н. Суворовой.

Владимир Сергеевич Суханов родился 16 июня 1922 года в Кропоткине. С отличием окончил школу в посёлке Хадыженском. Когда началась война, был направлен в Краснодар на учёбу в Военное пехотное училище.

Летом 1942 года в составе отдельного курсантского полка принимал участие в обороне Сталинграда. Попал в плен. После прохождения спецпроверки освобождал родную Кубань. Командир пулемётной роты 726-го стрелкового полка 395-й стрелковой дивизии лейтенант B. C. Суханов отличился в боях под станицей Крымской, был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени.

В боях за хутор Чекон Анапского района получил тяжёлое ранение. После долгого лечения в госпитале стал инвалидом. Проживает в посёлке Ахтырском Абинского района. Подлинник дневника поступил в фонды Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника имени Е. Д. Фелицына в 2005 году, инвентарный номер КМ 12218. Текст печатается с сохранением орфографии оригинала. Пропущенные автором буквы даны в квадратных скобках. В боевой обстановке B. C. Суханову было не до орфографии, он часто пропускал знаки препинания. Здесь они добавлены лишь в тех случаях, когда это помогает лучше понять текст.

Н. Н. Суворова

Краснодар
1 марта
Вот уже 6-е сутки погибаю я в Краснодаре и никак не могу получить назначе-
ния в часть. Откладывают со дня на день. Только что пришел с кино, смотрел «Ан-
тон Иванович сердится».
Жизнь у меня сейчас ни к чорту (так в тексте. - Н. С.), как у бездомной собаки,
правда, пока есть что жевать. Самое плохое - это вши. Я уже ничего не могу с ними
поделать, не помогают никакие порошки, даже «патентованные» немецкие. Если бы
было где обмыться и надеть чистое белье, тогда другое дело.
Сегодня послал папе 4-е письмо, хорошо, что хоть могу писать, хотя и не по-
лучено ответа. Особенно что омрачает меня это то что не имею никаких сведений о
маме с маленькой Галочкой.
Что бы я сейчас дал, лишь бы увидеться с ними.
До чего все-таки жестока судьба ко мне, что посылает такие испытания, когда
моя жизнь только начинается и такая молодая.
Самые лучшие чу[в]ства и желания разбиваются о тупое самодурство наших чи-
новников, иначе их нельзя назвать. Тупые и твердолобые, они запутались, завязли в бу-
магах, которые сами пишут целыми днями.
У меня сейчас желание итти (так в тексте. - Н. С.) на фронт биться, внести в дело
победы и свою каплю энергии, чтобы скорее окончилась война, а они маринуют людей
по 10 суток.
Каких только людей не встретишь здесь на пересыльном пункте, сколько погибает
и томится здесь людей, которые действительно могут сделать много полезного для роди-
ны. Здесь и сослуживцы, и знакомые, недавно встретил Н. Кареева, как он быстро вырос!
Завтра страшно итти туда.
Если бы только кто мог представить, как я скучаю за моей милой Женей.
Женя, милая, пойми что я умираю от тоски по тебе, ведь уже пошел с 23/II второй
год как мы не видели друг друга. Целый год! Когда я с ума сходил не видя тебя 5-6 дней.
Если встречу то задушу в объятиях и ты скажешь: «тю, или сдурел?!»

Краснодар
2/III-43 г.
Кажется завтра будет развязка, получаю направление в 46-ю армию и главное
как быстро меня переаттестовали - из политсостава в строевые командиры, отныне я
уже не политрук, а лейтенант . Жаль только немного промухал, а то был бы старшим
лейтенан[том]. Правда не все еще потеряно, постараюсь наверстать.
Итак - на фронт; в теперешнем моем положении другого желать нельзя, если я по-
буду здесь еще дня 3-4, то уже начну голодать, и меня окончательно съедят вши. Я ника-
ким способом не могу от них избавиться.
Сегодня я ночую в семье армян. Какие хорошие все-таки люди! Я принес с базара
крупы и хозяйка сварила мне замечательной каши, предоставила отдельную комнату,
хорошую, мягкую постель, свет и чернила, и вот я пишу.
Последнее время меня как-то особенно стали тревожить мысли о доме. (Далее за-
чёркнута строка. - Н. С.) Теперь все мои помыслы, желания и стремления - ради моей
маленькой Галочки. Что бы я дал сейчас за то, чтобы увидет[ь] их! А раньше, когда я еще
жил в Белом Селе, мысли о них не покидали меня ни на минуту.
Интересно - кто это мог пустить в Хадыжах такую утку будто я увез из Хады-
жей Латарцеву и живу с ней. Сплетники и тут не дают мне покою.
Эти слухи безусловно (два слова зачёркнуты. - Н. С.), и обратно неприятности.
Но моя милая Женя ни за что им не поверит. Я никогда ни на кого не променяю ее.
Иногда на меня находят такие минуты, что я схожу просто с ума.
Хотя бы скорей ехать в часть и получить адрес, чтобы иметь возможность по-
лучать письма и поскорей послать Жене и маме денег, они наверное в них очень
нуждаются...
Интересно, будут ли нас обмундировывать? Я думаю, что нас не пошлют в
этих лапсирдаках (так в тексте. - Н. С.) на фронт. Я купил здесь на толкучке себе хо-
рошую штуку - новенькую кожаную безрукавку немецкого производства. Особен-
но мне нравится мех. Если бы можно было ее отправить (слово зачёркнуто. - Н. С)
может быть что-либо (слово зачёркнуто. - Н. С.) себе. Но во всяком случае часики я
ей купил. Сам без часов, а ей приобрел. Это уже вторые. Первые я купил ей круглые
перед отправкой на фронт и тогда продал, т. к. не имел возможности передать их, а
теперь я купил ей по ее заказу - кирпичиком. Я удивился что так удачно купил их и
недорого - 2500 р. Вот уже 3-й м[еся]ц идут безукоризненно.
А (два слова зачёркнуты. - Н. С.) купить потому, что негде их держать, а оста-
вить не у кого. На сегодняшний день имею наличными только 1800 р., а ведь привез
я в Краснодар 4500. Во что бы то ни стало оставлю их и при первой возможности
отправлю домой, к ним.
Единственной отрадой для меня является этот блок-нот (так в тексте. - Н. С.),
как только попишу немного, так будто с ними побуду!

Краснодар
3/III-43.
Итак, Краснодар, прощай! Здравствуй, фронт! Сегодня получил назначение в Ма-
рьинскую (так в тексте. - Н. С.) лейтенантом командиром пулеметной роты (не знаю - что
это будет мне стоить).
Обратно услышу песни пуль, мин и снарядов. А как тяжело на сердце...
На фронт, на фронт, на фронт.
Краснодар, до скорого свидания!
 
Ст. Марьянская
6/III-43
Вчера ночевал в ст. Елизаветинской, сегодня встал в Марьянской. И сегодня
двину дальше, т. к. штаб 46 (46-й армии. - Н. С.) продвинулся дальше, и теперь
мне приходится двигать еще дальше - на Молдаванский хутор. Но я решил не
спишить (так в тексте. - Н. С.), думаю, что успею, туда никогда не поздно. Тем
более артиллерия еще больше осталась позади меня.
Сегодня ночую в х. Прикубанском (если удастся найти квартиру).
Как б[удто] попал я в 31 Краснознаменную гвардейскую сд. (стрелковую ди-
визию. - Н. С.).
Сегодня ночую в хуторе Прикубанском, а там дальше...

X-р Прикубанский
6/III-43 г.
Сейчас 2 часа времени, только пришел сюда. По дороге нагнал всех ребят нашей пар-
тии и решили итти вместе - больше имеем преимуществ - одиночек не пускают на квар-
тиру, а группой временно выбираем старшего. Притом в брошен[н]ых немецких окопах
нашли немецкую винтовку, патроны и приходим без всяких разговоров назначаем и при-
том чтобы: «обязательно накормить!». К тому же здесь и люди резкая противоположность марьянским, там не выпроситься, не говоря уже о питании, а здесь сами приглашают.
По дороге проходили рыбачьи избы, хотели наловить на уху рыбы, но хозяева по-
прятали сети, и мы остались ни с чем.
С каждым днем приближаемся к фронту - ближе и ближе, а дела там плохи, хотя мы
и наступаем, артил[л]ерии нет, и мы несем большие потери в живой силе. Артиллерия-то
есть, но она не может догнать фронт по этим проклятым дорогам: грязь такая липкая, что трудно вытащить ноги. К тому же мои сапоги уже начинают отказываться служить мне.
Уже год ношу их без ремонта, а сегодня переходили какое-то болото, немного порезал
правый о лед, а левый уже давно начал пропускать лед.
Все-таки до некоторой степени мне посчастливилось - прошло 2 зимы войны, и мне
не пришлось быть на фронте в условиях зимы. Правда сейчас немного прихвачу, но март
это еще терпимо, а зимний фронт ужасен, это просто кошмар какой-то.
Вот сейчас сижу на солнышке на дворе, так приятно, ведь приближается ранняя
волнующая весна. Расцветут цветы, начнут распускаться почки на деревьях, и появится
первая весенняя зеленая травка.
И в это время придется киснуть где-то в сырых и мокрых окопах, слушать
бесперестан[н]ую (так в тексте. - Н. С.) стрельбу, грохот снарядов, а может быть и совсем
сложить голову в чужом краю, вдали от дома и семьи. Только теперь я понял весь ужас,
жуткий смысл войны. Я теперь имею о ней вполне ясное представление. Это война совер-
шенно не та, о которой пишут в книгах.
Война нашего времени - это горы трупов, разворочен[н]ых, перебитых и перемо-
танных собственными кишками, лежащих в собственной крови, среди грохота взрывов,
визга осколков, воплей и стонов умирающих жизней.
Я видел один труп бойца, который лежал под деревом, без ноги, голова лежала в
пятнадцати шагах от него, а кишки из живота растянуты вверх на дерево.
С каким сердцем и нервами можно смотреть на эту картину спокойно?!.. А неко-
торые еще представляют себе войну как учреждение, где легко добиться славы, чести
и богатства.
Сейчас 6 часов вечера, я уже успел познакомиться с Прикубанским хутором, левая
его окраина уничтожена в полном смысле слов: от домов и строений остались одни
развалины. Всего уничтожено около 80 дворов - здесь немцы занимали оборону и для
удобства уничтожения людей выселили и уничтожили все имущество и кров почти
80 семейств. Жутко ходить по этим развалинам и пепелищу, не верится, чтобы это мог
совершить человек. (Зачёркнуто две строки. - Н. С.)
В одном из дворов нашли мы кучу закопанных бураков, мы думали, что там кар-
тофель, но были рады и бураку.
Я взял одну головку и решил покухарничать, хозяйка затопила печь, и я сначала
отварил его и теперь жарю. Пос[т]ное масло у меня есть, еще осталось с пол-литра, есть
к[ило]г[рамм] сала и грамм 200 маргарина, т[ак] что я пока могу терпеть, а некоторые ре-
бята по нескольку суток почти ничего не ели, у жителей тоже нет ничего, все забрал не-
мец, а что не мог, уничтожил. Сейчас поужинаю и пойду к ребятам, сыграю в карты, все
развлечение.

X-р Краснолесский
7/III-43 г.
2 часа. Остановились в 4-х км от Молдаванского хутора, решили отдохнуть
немного перед фронтом. Уже слышим грохот разрывов и рев моторов самолетов.
Сегодня в Прикубанском хуторе отрыли 2 ямы с боеприпасами, которые прята-
ли отступающие немцы. Нарвались на мины и чудом остались живы, зато набрали не-
мецких гранат-лимонок, и на Кубани глушили рыбу. Поймали только 5 сомов в метр
длиной, а нас всего 9 человек. Сейчас моя хозяйка варит уху и жарит.
А завтра... завтра являемся в штаб и на передовую...
Дела наши туговаты: немец укрепился и мы все время стоим, вернее наши бой-
цы лежат в болоте на рисовых полях, а немцы занимают оборону в сухих местах. У
нас много потерь, много раненых. Если бы у нас было достаточно артил[л]ерии, дело
было [бы] гораздо проще.
Можно было бы написать больше, но нет никакой охоты. Не знаю будет ли время
дальше продолжать мне вести записи? Постараюсь.
Сейчас 7 часов вечера, гул взрывов со стороны фронта не прекращается, и все
больше бьет немецкая дальнобойная и крупнокалиберная артил[л]ерия. Представляю
какой ад там творится. Бедный русский боец в таких трудных условиях не теряет са-
мообладания и находит время шутить.
Хотя бы скорее добраться до части и получит[ь] адрес, чтобы хоть получить
письмо от папы и написать письмо домой, от него узнать о маме, моей милой Жене и
Галочке.
Как я соскучился за ними! Сейчас переживаю как никогда, сердце ноет от
тоски.

X-р Нечаев
8/III-43 г.
Сегодня проклинал и сейчас проклинаю все на свете, еле устроился на квартиру,
после долгих мытарств. Пришел сегодня в Молдаванский, а мое подразделение вовсе не
[на] левом берегу, а в х[уто]ре Ленинском. Завтра буду там. С Молдаванского вернулся в
Краснолесский, там на переправу в Багдассаров и сегодня ночью на Нечаевом. Писать не-
удобно, на корточках при свете самодельного каганца. Сапоги мне отказали совсем пра-
вый сдал первый, не помогает и проволока, отстала подошва с каблуком. Проклятие!
В комнате в 12 кв. м помещается 15-17 человек, кто будет спать лежа, а кто просидит.
Писать совсем трудно, постараюсь написать завтра, писать есть что.

X-р 1-я Ольгинская
10ЯП-42.
(Так в тексте. - Н. С.)
Нет времени ничего записать, все время в пути и в пути. Зато наконец-таки получил
точное назначение - ком[андиром] пульроты (пулемётной роты. - Н. С.) 4-го отдельного
стр[елкового] бат[альо]на. Сейчас нахожусь на формировке в 20 км от фронта, формиро-
ваться будем, вероятно, суток 15-20.
Не могу уже сощитать (так в тексте. - Н. С.) км, которые исходил здесь по невылаз-
ной грязи. Сапог пропал, завтра надену ботинки.
Вчера и позавчера мне снились хорошие сны, все время видел Женю, мою ми-
лую Женю. Трудно привыкать одному, мысли о доме не покидают меня ни на минуту.
Только сейчас я начинаю понимать и чу[в]ствовать, как я люблю Женю, мне как-то не
верилось раньше, что я ее так люблю, думал, что это все игра, только появление на
свет Галочки связало нас так крепко. Я не знаю, как думает сейчас Женя, но я твердо
верен ей.
И сейчас все мои помыслы только о ней, ради нее только я обманом поскорей попал
на фронт ком[андиром] пульроты. Мой оклад 800 р. да плюс 25 % фронтовых, и все это
будет Жени. Только бы получить свой адрес и узнать Женин.
Она должна как можно скорее узнать о том, что я думаю о ней и забочусь. Если она
получит от меня деньги, то будет рада бесконечно.
Интересно - знают ли они все о том, что я жив и невридим (так в тексте. - Н. С.)? Со-
общил ли им папа обо мне что-либо? Сейчас по моим соображениям они должны знать.
Единственно что меня беспокоит, это слухи в Хадыжах о том, что я как будто бы уехал
из Хадыжей и увез с собой В. Латарцеву. Последствия могут быть нехорошие через болт-
ливые языки трепачей. Ну во всяком случае у меня Женя не такая уж, чтобы поверить
всяким нелепым слухам. Сейчас пишу эти строки почти на ходу, не имею возможности
написать много, а писать есть что.
Сейчас пойду в хутор, забыл как называется, еще на 3 км, дальше в тыл.
Секретарь партбюро обещал похлопотать о моем восстановлении в кандидатах
ВКП (б), а это грозит мне разоблачением о том, что я вовсе не лейтенант, а политрук
(19/VI-42-N° 0196). Но это не преступление, наоборот, ведь я училище окончил и могу тактически руководить подразделением. Тем более что был политруком пульроты.
Думаю, что справлюсь с успехом, выдержать бы только в организационном и хозяй-
ственном отношении, а тактически справлюсь.
Больше нажимать на заместителей нужно будет.

X-р Покровский
10ЯП-43 г.
Целое происшествие. В общем день полный проклятий и крайне неприятных
происшествий.
У меня кроме направления не было никаких документов, удостоверяющих личность,
а направление сдал в штаб б[атальо]на. Потом пош[ел] на квартиру за вещами, и тут облава, и я попался. Целых 2 часа водили под винтовкой по Ольгинской, пока не нашли мой штаб.

X-р Покровский
12/Ш-43.
Сегодня 10 месяцев моей Галочке. Приходится отмечать этот юбилей вдали от нее
и от Жени. Ну это ничего, сейчас самое главное это остаться живому, а встретиться мы
встретимся обязательно.
Наша часть сейчас на формировке, а формироваться, по-видимому, будем дней 15-
20, если не больше, и хорошо, если тут, а то еще могут отправить далеко в тыл.
(Неплохо было бы попасть в Сочи, Сухуми!).
Рядового состава мы не имеем, ком.состав тоже не весь, и не придвидится (так в
тексте. - Н. С.) скорого пополнения. [Но всё] было бы неплохо, если бы не затруднения
в питании. Вся армия на Кубани живет за счет жителей, поставки продовольствия нет,
половина голодает, кто более находчив, тот мало-мало живет. Я, например, закорешовал
(так в тексте. - Н. С.) с нач[альником] штаба, с капитаном, нашли хозяйку, которая пока
нас кормит неплохо, да и потом во всяком случае я лично голоден не буду. У меня в ре-
зерве есть шинель, ее можно скушать при нужде.
Немец здорово окопался в Троицкой, вот уже 20 дней идут бои, и мы не можем
ее взять. Сволочи немцы, что они только ни делают. Мы освободили хутор Греческий,
и там половина если не больше женщин больны венерическими болезнями, немцы и
румыны перед отступлением устроили массовое изнасилование женщин и девчат. Про-
клятые варвары! Они показали свое подлин[н]ое лицо, начав отступать!
Сегодня я получил на складе хорошего мыла и хозяйка нагрела нам воды, и мы
хорошо выкупались, и вдобавок она выстирает и выварит нам белье. А завтра наше пита-
ние должно улучшиться - мы пошли в колхоз и мобилизовали их на рыбную ловлю для
нас, сеть уже готова, лодку тоже отремонтировали, завтра будем ловить рыбу.
Написал папе письмо со своим адресом, чтобы он его послал маме и жене, и попро-
сил его как можно поскорей ответить и прислать адрес мамы (слово зачёркнуто. - Н. С.)
Как там чу[в]ствует себя моя любимая Женя? Любит ли она меня по-прежнему?
Я думаю, что Галочка должна связать нас крепко. Я даже мысли не допускаю, чтобы
моя Женя могла мне изменить и бросить меня. Я даже в самые трудные моменты ни-
когда не забываю о Жене, всегда думаю о ней. Сейчас все время нажимаю на своего
нач.фин.отдела, чтобы выписал аттестат, хочу послать его Жене. Оклад мой сейчас
775 р. плюс фронтовые 25 %. В общем руб. 400 я отошлю ей, а остальные пусть буду
собирать на вкладную книгу, наберется хорошая сумм[м]а, тоже ей отошлю, а [если]
нет, может придется съездить домой, то накуплю подарков Галочке. Был бы живой!
Интересно, что они там думают обо мне и считают ли они меня вообще в живых
или нет?
Хотя бы скорей узнать их адрес, какое письмо я тогда напишу моей жене после
почти 8 месяцев молчания! Мне кажется, что я не смогу всего описать в одном письме,
так много всего накопилось. Разве можно описать сразу мое пленение, плен, концлагерь,
побег, бродяжничество, приход в Хадыжи, побег из Хадыжей, зимовка со скотом, поезд-
ка за солью и хлебом в Ставропольский край? Для этого нужно много-много длинных
семейных вечеров, чтобы все передать в подробностях.
Не знаю, переедут ли они обратно в Хадыжи или останутся жить там, я бы не возра-
жал, чтобы они жили там, таки прекрасный климат, главное - море, которое любит моя
Женя, и много фруктов. И потом там не топтали землю проклятые немцы.
А все-таки мне отчасти везет, судьба, хоть и жестка ко мне, но в дан[н]ом случае в
одном отношении благоволит мне.

X-р Покровский
13/Ш-43 г.
Прошел еще один день томительного безделья, рыбная ловля не увенчалась успе-
хом, думают ловить завтра. Я сегодня помогал своей хозяйке копать огород. С каким
удовольствием копал бы я его сейчас дома.
Теперь, во всяком случае, у меня есть кое-что из продовольствия про черный день,
кроме того, что я сейчас питаюсь, а питаюсь я по сравнению с другими ком[андирами]
хорошо, 3 раза в день.
Никакой доставки в армию абсолютно нет, армия живет на подачках, частично на-
чинают заниматься грабежом всеми способами, несмотря на самые суровые репрессии
и рас[с]трелы. Наши командиры голодают по нескольку суток, а насчет подвоза [про-
дуктов] и намека даже нет, хоть дороги улучшаются и погода благоприятная. Неужели у
нас в СС [Советском Союзе. - Н. С] нет продовольствия для армии [?] На наших глазах
в селениях собирают целую массу продовольствия для армии, а армия его не видит. В
общем, спасайся кто как может?!
Положение на передовой тоже тугое, стоим ни с места, боюсь, как бы ни пришлось
драпать в горы. Тогда едва ли сможем отогнать его как сейчас.
Сегодня видел во сне Женю, но как-то смутно-смутно, помню, что что-то хорошее,
а что именно, не помню. Хотя бы скорей получить письмо от папы, чтобы хоть что-либо
узнать о них, написать им письмо.
Сегодня получил официальный документ о своем звании и должности, числа
15[-го] получка и, вероятно, получу расчетную книжку, что для меня самое глав-
ное, по ней я смогу выписать аттестат для Жени.
Если наш единственный боеспособный б[атальо]н выйдет из строя, то мы, вероят-
но, уйдем в глубокий тыл на формировку, эх, если [бы] послали в Сочи или Сухуми или
меня послали в КУКС . Это моя мечта, учился бы на отлично!
Завтра напишу письмо папе.

X-р Покровский
15/III-43 г.
Сегодня получили первый паек [-] тертую на камень кукурузу 330 гр, мяса 150 гр и
77 гр шоколада и 75 гр растительного масла. И то уже большое достижение [-] кончается
наше нищенство.
К тому же [подружился] с одним ст[аршим] л[ейтенан]том, который работает у
меня ком.вз[вода]. Хороший парень Логвинов Федор. Намечается с ним долгая дружба,
тем более мы вместе попали в плен под Сталинградом и ехали на одном эшелоне в ав-
густе 1942, а сейчас случайно встретились. Он назначен в мою роту, достали полмешка
сушенной фрукты. Налицо имеем уже кое-что про черный день. Завтра получим рису
кг по 1,5, может быть хлеб и сахар. В общем, мал-мал живем.

Фронт - позиции
(ст. Троицкая)
18/III-43.
Итак, я уже 2-й день на фронте и в другой дивизии. Нас в 119 бригаде] расфор-
мировали и послали формироваться в 395 сд на позиции. Сейчас немцы от меня в 600-
700 м[етра]х, пули и мины тонко воя летят через мои окопы. У меня пульрота, всего
17 ч[еловек] и ни одного пулемета, держу участок временной обороны в 300 м[етров].
17 винтовок. И думаю наступать на немцев, у которых на такой же участок приходится
по 6 станковых и 12 ручных пулеметов, около 150 винтовок и минометов. Смешно и
думать, а все-таки лезем. 2 бригады и одна дивизия уже ушли отсюда на формирование
за какие-то 20-23 дня боев и никак не можем взять Троицкую. Надо найти снайперскую
винтовку и поохотиться на фрицев, их много ходит по огородам и улицам Тр[оицко]й.
Обратно неудача, смена адреса, и я не могу получить письма от папы и получить адреса
Жени и мамы. Сегодня узнаю свой адрес да напишу письмо папе.
У нас очень много потерь. Вчера рядом с моей ячейкой управления упала мина и
убила двух б[ойцо]в.
Писать очень трудно, сижу в окопе на корточках. Настроение препаршивое!

Фронт (Троицкая)
20/III-43.
Вот уже четвертый день как я кормлю вшей в блиндаже. Жизнь как будто начинает
входить в свои рамки. Постепенно налаживается доставка продовольствия, но и то всего
У часть настоящего пайка . Я никогда еще не видел такой картины, как сегодня - один
ялдаш только получил паек и пошел к лежащей уже более недели дохлой лошади и начал срезать куски черного полуразложившегося мяса в котелок, после чего пошел варить его!
Это просто кошмар, люди не ели по 3-4 суток и все-таки держат оборону.
Я получил 2 ст[анковых] пулемета и уже делал пристрелку по фашистам в Троицкой.
Скоро ожидается наступление. Живу ничего, с питанием улаживаю, расчетную
книжку должен скоро получить, все портят вши [-] они отравляют жизнь. Времени нет
ни минуты, пишу сейчас при свете каганца из полученного пайка масла - 25 гр. Нужно
будет завтра написать папе письмо.
Как я скучаю за Женей, когда же я только встречу ее?
Наконец-таки Троицкую взяли, мы вошли первыми. Трудно описать сцену, ког-
да нас встречали жители: слезы и радость. Все наелись за 20 дней поста: мясо, рис,
масло, картофель, а некоторые попали на мед. Мы быстро переправились через Тро-
ицкую, полотно ж.-д. в хутор Западный, где сидим уже 2-е сутки.

X-р Западный
23.03.43 г.
Сейчас будем форсировать Кубань и гнать немца дальше и дальше в Черное море. Эти 2-е суток сидели в ямах и лежали за дамбой не поднимая головы. Немцы бьют разрывными пулями, позажигали все домики в хуторе, минометный огонь не прекращается, сейчас немцы ушли, стрельба затихла. Вчера из станкового пулемета сбил лично сам немецкого
наблюдателя на том берегу. Достал себе бинокль, писать невозможно: идет снег и
карандаш расплывается, напишу кое-что больше после, а сейчас будет переправа.

X-к Кубань
24/Ш-43 г.
Вчера переправился на этот берег уже к вечеру, проблукали с ротой всю ночь, а
сегодня будем переправляться обратно! А как переправлялись! С горем, с плачем, пере-
мочились, всю ночь не спали, но зато все наелись досыта за несколько дней поста. Этот
хутор Кубань тянется около 6-ти км, притом западная окраина его заминирована, не
знаю, каким чудом мы остались целы: в эту ночь налетело 2 связиста нашего бат[альо]на
и несколько человек других б[атальо]нов. Утром пошел на Кубань, стрелял из карабина и
бросал гранаты - рыбы нет. Немцы бегут, реальное соприкосновения с ними мы имели в
Троицкой и на х[уто]ре Западном, теперь их не догонишь. Нет времени написать письмо
папе. Сейчас начну, успею ли?

X-р Евсеевский
27.03.43 г.
Сейчас стоим во втором эшелоне, считай, что почти на отдыхе. Сейчас нашел свобод-
ную минутку, роту отправил в баню, а сам схожу попозже. Все хорошо налаживается, все к лучшему, и с питанием хорошо, самое главное, получаем вино, шоколад, сахар и хлеб.
Сам чу[в]ствую себя хорошо, единственно, что мучают, - чирики. Вся правая нога в
них и болит жутко. Вчера было наступление на один хуторок в сторону Крымской, км в
16-18 от нее, имели первые жертвы, в моей роте пока все благополучно, если не считать
инциндента в ночь на 25/III-43.
Жду письмо от папы, с адресом Жени и мамы.

X-р Сухой Аушедз
30/Ш-43 г.
Снова нас срочно ночью перебросили сюда занять оборону 723-го, который пошел
на наше место на отдых и в баню. Стоим у предворий (так в тексте. - ЯС.) Крымской, бои
будут, вероятно, жаркие. Главком приказал уничтожить групп[п]ировку врага на Тама-
ни. Жаль, что выехали из Евсеевского, вчера я ходил там за рыбой, но рыбы не нашли, а
убили 3 зайца вчера и сегодня ели заячий плов.
Сейчас живем относительно питания ничего, не знаю как дальше будет. Мой за-
меститель по строевой части хороший парень, белорус Белоцкий Никол[ай], а друг
ком[андир] роты Семен Тутин, мл[адший] л[ейтенан]т. Мы с ним быстро подружились, у
меня редко были такие друзья.
Чорт возьми, сегодня читал сводки Информбюро, дела неважные, боюсь как бы не
пришлось и мне побывать в горах Закавказья. Горы и сейчас недалеко от меня, я их с
жадностью рас[с]матриваю каждый день в бинокль. Где-то там, на побережьи, в горах,
моя милая Женя. Если останусь жив после этой операции на этом участке, то это будет
большое счастье для меня. Немец ведет жуткий огонь и днем и ночью, бьет вслепую, но
недолго наскочить на шальную пулю или мину.
Единственное развлечение, это беру карабин, патроны и гранаты и иду на охоту на уток,
зайцев, их здесь так много. Уток хорошо бить на лету из автомата, рыбы мало, сколько я перебросал гранат, а ухи не ел. Интересно, как там сейчас жизнь в Хадыжах? На днях ожидаю письмо от папы, хотя бы скорей оно пришло, для меня это будет величайшей радостью.
Как долго нет старшины с обедом, придет [-] дам нагоняй. Говорят, с 1/IV будут
дават[ь] новую летнюю форму с погонами.
Вообще, жизнь в армии бурная, но у меня в душе смятение - кругом безобразия, у
нас не армия, а сброд. Одежда самая разнообразная, вооружение старое, изношен[н]ое, и того не хватает. Боеприпасов мало, и все-таки побеждаем. Сейчас дела, правда, туговаты, на всех фронтах почти наши войска вели оборонительные бои, и так уже 3-е лето начинается, зимой берем, а летом отдаем! Я был бы много спокойней, если бы знал что-либо о Жени и как она живет, никак не могу послать ей аттестат. Меньше 700 не пошлю.
Как надоела эта война. Вторично отпускаю себе усы, уже выросли порядочные. Ку-
рить еще не научился и не думаю, зато получаю шоколад как некурящий . Да, встретил
своего товарища по училищу из Краснодара Николая Ульянченко, с которым я фото-
графировался и посылал домой фото будучи замполитом. О нем говорили, будто бы его
убили в Крыму, чепуха, он жив-здоров, сейчас в одном со мной полку ком.пеш.разведки.
Поговорили, вспомнили о старом, о Ваньке Тихонове, о котором тоже говорят, что погиб
в плену, в лагере Краснодара.

Сухой Аушедз
1/IV-43
Через час иду в наступление, не знаю исхода, подал заявление в партию. Через пол-
часа иду на прием, тоже не знаю, успею или нет.

Сухой Аушедз
5/IV-43.
Эти четыре дня провел как в каком-то кошмарном сне: грохот, визг металла, дождь,
болото, вода. Сейчас ушел с передовой отдохнуть и просушиться. Самое главное, на-
писал 2 письма: одно папе, другое в Хадыжи Латарцевой, в котором просил ее написать
о наших и сообщить им мой адрес. Только что надел новое обмундирование, ботинки
хороши, нога сухая. А скоро получим для комсостава новое обмундирование с погона-
ми и сапоги (если останусь жив после этой сума[с]шедшей операции). У меня уже из
23 чел[овек] осталось 6 человек, а в других ротах остались только ком.рот. Немец ведет
убийственный огон[ь], невозможно поднять головы.

Сухой Аушедз
11.04.43.
Вот уж 12 день сидим около этой проклятой канавы среди плавней и болот и никак не
можем столкнуть фрица. Я сейчас уже не во 2-м б[атальо]не, меня перевели в 1-й и назначили ком[андиром] всех 3-х пулеметных рот, теперь у меня 7 «максимов». Чудом остался жив за эти дни, начиная с 1.04.43. 6 раз ходили в наступление, и все безрезультатно, кроме 2-3 сотен метров отбитой у немца территории, но и этот успех достался нам ценой 2-х батальонов. У меня лично было 24 ч., а после всего этого осталось 5 вместе со мной. Теперь начинаются авианалеты по 25-35 самолетов, все содрогается от взрывов, вой немецких бомбардировщиков и мессеров не замолкает ни на минуту. На передовую я последние 2 дня не хожу, а если хожу, то очень редко, живу в домике чуть позади. Живу хорошо, особенно в отношении питания. Кушаю как хочу и что хочу, да и стыдно было бы ком[андиру] роты быть голодному, имея хозяйство и 2-х старшин. Сегодня у моей хозяйки осколком убило корову, - будет жаркое, проклятый фриц целый день обстреливал из пушки наш домик.

Сухой Аушедз
12/IV 43 г.
Приближается 4 май, который проведу не с Женей, просто не везет. В 1940 г. по-
ругались, в 41 г. опять поссорились, 42 г. был в армии и плену, обратно далеко-далеко
от нее, вдобавок еще не могу писем ни писать, ни получать. А вдобавок ко всему, вчера
поехал на охоту на лодке по озеру в камыши, красиво, кругом тишина, как раз затишье
было. Как-то грустно стало, скучно, достал я бумажник и стал смотреть фотокарточки,
а бумажник положил на колени, в нем остались все фото, кроме трех, которые вытащил
и нечаян[н]о сам не зная когда уронил бумажник в воду. Чуть с ума не сошел. А позавче-
ра украли у меня бинокль и часы, которые берег для Жени. Просто не везет. Часы еще
куплю обязательно. Сейчас у меня осталось 1400 р., не сегодня-завтра должен получить
зарплату, еще около тысячи. Если бы знал Женин адрес, то послал бы аттестат ей.
Какая замечательная сейчас погода, весна в полном разгаре, кровь кипит,
кругом зеленая травка, деревья скоро цвести и распускаться будут. Здесь очень
много фиалок, надо будет сорвать на память. И в такие дни, когда нужно жить и
наслаждаться жизнью, людей сотнями истребляют!
Сегодня получил новую летнюю гимнастерку и материи на портянки, но решил
из них сделать носовые платки, только кого попросить, [-] здесь никто не живет, а до
хутора 6-7 км. Надо будет отправить со старшиной пусть какая-нибудь колхозница
сделает. Живу по-прежнему. С нетерпением жду письмо от жены, как долго нет его.
Скоро, наверно будем опять наступать. А Галочке уже сегодня 11 месяцев.

19.04.43 г.
* Из выявленного В. В. Винокуровым в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ) наградного листа Суханова B. C.: Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуги (цитируется с сохранением лексики и правописания как, в документе. - Н. С).
Лейтенант Суханов в боях за совхоз (огород) проявил личное мужество и героизм, а также умелое командование пулеметной ротой в бою. Особо отличился 14 апреля. Станковые пулеметы прикрывали наступавшие наши стрелковые подразделения. Мужественных пулеметчиков не мог заставить прекратить огонь, несмотря на ураганный артиллерийский огонь противника.
Лейтенант Суханов B. C. в этой обстановке проявил исключительное мастерство в маневрировании станковыми пулеметами, перемещая их с одной позиции на другую, ведя непрерывный огонь по противнику. В результате противник потерял только от огня станковых пулеметов убитыми и ранеными свыше 50 солдат и офицеров. Благодаря умелому маневрированию станковыми пулеметами на поле боя на протяжении всего боя они действовали безотказно.
За героизм, проявленный в бою, за инициативу, а также за сохранение материальной части командир пулеметной роты лейтенант Суханов Владимир Сергеевич достоин правительственной награды - ордена Красной звезды.
Командир 726 сп майор (Бондаренко) 16.04.1943
Достоин правительственной награды ордена Александра Невского
Командир 395 сд генерал-майор (Турчинский)        17.04.1943
(награждён орденом Отечественной войны 2-й степени. - Н.С.)

Совхоз Огород. Наконец-таки пишу в этом совхозе, в котором всего 10 хат,
а людей положили более 2-х сот. За этот хутор мне выпал орден Красной Звез-
ды*. Был бой. Жутко, что творилось, это был сплошной ад огня, грохота, вою-
щих осколков и визжащих пуль. И мы победили, не имея людей. Мы победили
оборванные, по пояс в воде, с плохим вооружением. Мы победили фрица. На
моем личном счету их уже 18, а будет больше. Моя рота действовала лучше
всех, иначе и быть не могло, ибо этой ротой командовал я, по-моему, если быть,
то быть первым. Как будто все идет на лад. Ошибка, допущенная фашистами,
которые взяли меня в плен под Сталинградом, исправляется здесь, на Кубани, и
сдвиги уже заметны, еще м[еся]ца 2-1,5 и уже ст[арший] л[ейтенан]т, а то и ско-
рей. Теперь я обратно кандидат ВКП (б). Мне не хватает только писем из дому.

26.04.43 г.
Хутор КИМ
Наконец-таки мы ушли на отдых  в КИМ после целого месяца окопов. Сейчас утро,
позавтракаю [-] напишу много-много. Уже надел погоны .

27.04.43 г.
хутор КИМ.

Уже вторые сутки отдыхаю, правда вчера попортили мне кровь,
хотели перевести обратно в ненавистный 2 й батальон, батальон который, уезжая
на отдых, передал меня вместе с ротой в 1 й батальон, а теперь требует обратно, но
благодаря комбата 1 майора (так в тексте. - ЯС.) я остался здесь.
Теперь отдохну. Такая красивая местность здесь, кругом цветут сады, речушка,
не хватает для меня здесь только Жени, моей милой Жени. Здесь очень много дев-
чат, ребята уже почти все заимели [их], а у меня охоты нет. И хозяйка моя красивая
девушка 23 г. рождения, и заигрывает, а для меня все безразлично. Живу сейчас меч-
тами о тех днях, которые провел с Женей. Где она сейчас [?] Это уже вторая весна,
которую мы проводим врозь. Хотя бы она была последней. Весну 44-го года должен
провести с Женей во что бы то ни стало.
Теперь я получил расчетную книжку, оклад мой в месяц 1000 рубл. Если бы
знал адрес Жени, уже отослал бы ей аттестат и сразу 2000 р. От папы тоже не по-
лучаю писем и тепер[ь] не знаю, получу ли или нет. Вчера отдал 2 гимнастерки пере-
шить их по форме, одну уже получил и пришил к ней погоны, все говорят, что похож
на Лермонтова. Правда, усы у меня немного светловатые и потом почему-то плохо
растут. В общем, по правде сказать, не нравятся мне эти погоны, и все. Сегодня нач-
ну шить сапоги. Плащ-палатка есть хорошая, потом я достал ботинки 45 размер на
кожанном ходу. А то хожу в погонах и обмотках, безобразие. С сегодняшнего дня на-
чинаются у нас занятия, но для меня это касается это в меньшей мере, но заниматься
нужно, а глав[ное] [-] учить людей.

КИМ
кратковременного отдыха в прифронтовой полосе достиг 6 дней. В течение этого времени предписывалось проводить санитарную обработку людей и одежды. Отдых должен был сочетаться с боевой подготовкой (с 9 до 17 часов) - тактической, огневой, строевой и инженерной.
28/IV 43. Какая тоска, в такое время можно высохнуть. Кругом все цветет, вес-
на в полном разгаре, а мне ведь 21 год, кровь кипить, требует и сердце ласки, а кто ее
даст [?] Здесь много девушек хороших, и время есть, и положение мое такое, что не
откажется никто, но все делается постыло как вспомню свою милую Женю. Я никог-
да не обману ее, великая любовь к ней владеет мною. Никакие чары не заставят меня
изменить этой любви. Пусть высохну буду мучиться, но для Жени останусь чист и
честен. Милая моя Женя, ты наверное не подозреваешь, как сильно люблю я тебя.
Все мои мысли, все помыслы только о тебе, моя родная. Ведь я не виноват, что судьба
так жестока к нам, что не дают нам связаться хотя бы письмен[н]о.
Вообще жизнь у меня сейчас ничего, отдыхаю от месячного пребывания на
фронте, природа чудная, квартира хорошая.
Сейчас иду проводить занятия с ком.составом, после допишу.
Сейчас 2 часа, на душе какой-то неприятный осадок, чорт меня дернул выстре-
лить в собаку и ранить ее. Пришел какой-то мужик, начал лаяться, послал его куда
следует и ушел, но осадок плохой. Занятия прошли ничего. Хотя бы не прислали
скоро нам людей, чтобы отдохнуть еще немного.
Уже волос вырос большой, а парикмахера нет, чтобы постричься. Я сейчас заго-
рел и сам себе нравлюсь, мне кажется, что раньше я хуже был, если бы Женя увидела
меня сейчас, то полюбила бы еще больше. Никто мне не дает 22 года рождения.

7/5-43
Фронт, передовая.
Лес. Прошло уже около десяти дней с тех пор, как я не писал
ничего. Уже прошли давно короткие дни отдыха, и снова я на передовой, снова гул и
грохот артстрельбы, визг пуль и осколков, стоны раненых. Сегодня в лесу, в котором
я сейчас сижу, наскочил на мины со взводом пом.ком.роты-3 Варивода Андрей и по-
гиб, с ним 12 ч[еловек], а 17 ранено.
О КИМе остались прозрачные воспоминания, все-таки пришлось там немного
поразвлечься. Не хвастаясь, скажу - влюбилась одна колхозница, симпатичная и на
физиономию, и на фигуру. Не давала проходу, ну и потешился пару вечеров, но без
греха. Для себя имею хорошего товарища в ее лице, а она - не знаю. Для меня сейчас
в моем одиночестве радостны будут и ее письма, полные нежности и надежд для
не[е], а для меня хоть небольшое отвлечение от той тоски, которая сосет меня сей-
час. Я не получаю до сих пор писем ни от кого, хотя посылаю их каждый день бес[с]
четное число.

12 мая 1943 г.
Фронт, передовая.
Сегодня моей Галочке один год.

Фронт. Передовая
(Киевская).
15.5.43.
До чего дурацкое настроение. 8-е сутки лежу в окопе, не имея возможности под-
нять головы. Только ночью можем встать поразмяться. Еще раз убедился в русской
глупости, которая приводит к ненужным жертвам. У меня в роте 7 человек вышло
со строя и тоже по-дурацки, все без меня. А с этими сижу лично сам и под гораздо
сильным огнем, и потерь нет, в то время как в соседней стрелковой роте каждый
день 8-9 ч[еловек] потерь. Когда только нас научат уму?!
В окопах прошел юбилей моей Галочки. Ничего больше 12.5 не мог написать.
Вчера около моего окопа упал снаряд и пробив землю, вошел ко мне в окоп и
не разорвался. Два других разорвались в одном метре от меня, заглушив и засыпав
меня землей. Только чудом остался жив, а позавчера ночью стою, разговариваю око-
ло своего окопа с ком[андиром] 3 роты, и пуля, пропев около моего уха, угодила ему
в лоб - и нет человека. Не знаю, кто хранит меня так.
Последнее время я просто болен. Спина день и ночь, голова болит - слабость по
всему телу, и кошмары мучают все время, вижу дом, папу, Женю, маму. Последнее
время только и думки о них. Моей Галочке уже год, а по всему видно, домой попаду
года через полтора, если не больше. Приеду, а она и будет меня дядей звать. Где они
сейчас? Сколько я писем уже понаписал в поисках их и куда только не писал, и все
без результата.
До чего я сейчас опустился, вторую неделю не бреюсь, похудел, почернел, и
неохота ничего делать, полная апатия, за что ни воз[ь]меш[ь]ся - все из рук валится.
Сегодня нас должны сменить какие-то новые войска. Немец укрепился в пред-
горье и в Киевской. Его всего на Кубани и осталось почти ничего, а сопротивляется
бешено. Мы освободили несколько станиц и хуторов, в том числе ст. Крымскую, и жут-
ко было заходить: зловещая могильная тишина, ни единого жителя, ни единой живой
души, точно прошла здесь какая-то смертоносная эпидемия. Квартиры брошены, в них
вот только что были люди. Вот в этом доме обедали, на столе стоят тарелки, ложки,
только вместо хлеба мамалыга. В другом доме стоит в комнате мельничка. Все на своих
местах, будто хозяйка вышла куда. И так везде, а в некоторых домах видно хозяйнича-
ние немцев - разбитые окна, мебель, зеркала, все разрушено, разбито, брошено.
Проклятый немец, ведь как мы его бьем, и он держится, сидит. Такие сумасшед-
шие бомбежки и артподготовка, и он сидит. Но все равно его дело кончен[н]ое, мне
так кажется.
Я кажется еще не писал, что мне присвоено звание ст[аршего] л[ейтенан]та.
Я когда узнал, немало был удивлен. Теперь осталось обязательно заработать орден,
тогда можно будет итти домой. А около меня одно время подняли шумок, послали на
награждение, а результатов пока не слышу .

Ст. Варнавинская
20.5.43.
И вот я ранен. Лежу в госпитале. Рана хотя и легкая, но покою не дает. Ранен
в левую ногу осколками. Осколки остались в ноге. Главное, что обидно, что ранен в
последний день, когда нас после ожесточен[н]ых боев отводили в тыл на отдых.
Ко мне в роту прислали трех командиров[:] ст. л[ейтенан]т, мой заместитель и
2 л[ейтенан]та ком[андиры] взвод[ов]. Теперь я думаю, что у меня будет больше сво-
бодного времени. Интересно, сколько мы будем на отдыхе? Я чу[в]ствую, что мы
сейчас накануне великих событий. Что-то должно произойти такое, что произведет
коренной перелом во всем ходе войны. Чу[в]ствую [-] победа близка, ибо подготовка
идет очень грандиозных размеров .
Единственный недостаток в моей жизни сейчас это полный разрыв с внешним
миром, не имею никакой связи с тылом, не получаю ни одного письма ниоткуда. От
отца нет, от Хадыжей тоже. Просто уже отчаялся совсем что-либо получить. Слы-
шал, что в части дают ордена и медали, неужели на этот раз мне не будет, а, кажется,
положено. Это было бы неплохо, просто замечательно. Хотя бы скорей выздороветь,
проклятая нога болит ужасно.

Варнавинская
21.5.43 г.
Уже три дня прошло с тех пор, как я лежу здесь. Завтра будут резать. Неужели
не удастся открутить, тем более завтра (зачёркнуты слова: «ко мне должно прит-
ти ...» - Н. С.).
Какая досада, никак не могу связаться со своим политруком, достопочтенным
Михаилом Ряполовым. Необходима некоторая поддержка в материальном отноше-
нии. Аппетит здесь развивается в усиленной форме, может быть, здесь хоть поправ-
люсь. Кроме положенного пайка я еще каждый день выпиваю полтора литра молока
и не всегда чу[в]ствую себя в порядке, а всего дней 5 тому назад я ничего не кушал
целыми сутками, хлеб оставался вовсе нетронутым.
В общем, сейчас живу и сплю, день сплю и ночь. Как соскучился за ребятами, за
Сергеем, он то меня там ждет не дождется. Как только выпишусь отсюда, получу дня
2-4 отдыха. Тогда уеду куда-либо на недалекий глухой хуторок, найду молочную хо-
зяечку и отдохну вдали от всей этой военной суеты. Как надоело за эти 2 года войны
смотреть на эти военные мундиры, а теперь [-] погоны. Хочется написать больше, но
не могу. Сижу в обществе командиров и неудобно молчать.

Вечер. 6 часов
Настроение прескверное, мысли обгоняют одна другую, мечутся в возбуж-
денной голове. Что делать? Техническая часть вопроса решена (зачёркнуто слово. -
Н. С.), начинается с завтрашнего дня. Но конечный вопрос, сама развязка где-то впе-
реди 6 км. У меня в нагане есть еще три патрона. Один патрон должен решить судь-
бы приговором, по обстоятельствам смотря пойдет в ход и второй патрон.
Быть так подло и низко обманутым. У меня за это нет пощады, ягненок
сбросил свою шкуру и превратился в вонючую жену. Милая моя Женя, я знаю
ты очень жестоко осудила бы это, так дать себя обмануть, это просто... нет слов
выразить всего этого. Отныне и я учен, и как жестоко.
Я все-таки пойду туда, интересно, просто люблю смотреть в глаза людям,
которых поймал на месте, интересно, какие это будут глаза, заранее представляю
их себе. Напуганные в ожидании сначала, потом с первых же слов полные неви-
данной наглости и низости, внутри и снаружи жалкие искусственно в ореоле под-
лых слез. А слез будет немало. Но приговор судьбы записан, осталось исполнить.
Сейчас душа моя кипит, полна мыслей об одном, так что о чем-либо другом писать
не могу.
Нога болит, покоя нет, операцию отложили на неопределённое время пока.

Варнавинская
25.5.43.
Положение то же, хотя меры предосторожности приняты сейчас же, дело пока
изменений не имеет. (Зачёркнуты 4 строки. - Н. С.) Или человеческая натура до того
низка и подла и умеет так искусно маскироваться? Я ничего предпринимать не стану
до полного окончания этого дела.
Живу по-прежнему, с тем лишь изменением, что совесть не дает мне покою и
сердце болит невыносимой душевной болью, полное разочарование.
Нога болит по-прежнему. Уже 2 дня не хожу на перевязку, завтра пойду. Чирии
исчезают в одном месте и появляются в другом. Сколько еще пролежу здесь [-]
не знаю, но теперь желаю побольше. (Зачёркнуты 2 строки. - Н. С.)
Вчера был в кино, смотрел «кино-концерт» к 25 летию РККА. Так себе. Не-
много расстроился в воспоминаниях о прошлом. Живу только воспоминаниями
прежних дней.
Неужели в полку нет писем для меня, это будет просто не знаю что. Писать не
могу, обступили кругом, галдят. Лучше вечером напишу больше.

Ст. Мингрельская
26.5.43 г.
Итак, меня эвакуировали в глубокий тыл. (Зачёркнуто несколько слов. - Н. С.)
Я ничего не понимаю. Сегодня после долгих мытарств по госпиталям и лазаретам
получил направление в Федоровский госпиталь, который переехал в ст. Елизаветин-
скую в 17 км от Краснодара. Это же гиблое дело. Первым долгом остригут мой чуб,
который я так берегу, во-вторых [-] сума[с]шедший режим на правах ДОПРа . Я там
или покончу с собой, или дизертирую (Так в тексте. - Н. С) в часть. Теперь - неужели
я не попаду в свою часть обратно? Это тоже гроб! Посылаю мил[л]ион проклятий
КИМу, откуда все началось. Потом - наган придется прятать, ибо отберут безвоз-
вратно. В этом проклятом госпитале я пробуду минимум 20-25 дней, а кубанские
операции кончаются до 1/6 - 43 г. Я пропал!

Ст. Федоровская (госпиталь)
27.5.43 г.
Итак, я в госпитале. Утка о том, что этот госпиталь эвакуировался в Елизаве-
тинскую, провалилась. По словам некоторых «сведущих» людей, мне осталось быть
здесь дней 8-14. Положение не так уж безнадежное, как это думалось мне первый
раз. (Зачёркнуты 2 строки. - Н. С.)
Уже не знаю, кому и куда писать письма, нет никакого результата. Еще одна
надежда [-] это после возвращения в часть получить хоть одно письмецо. Политрук
мой должен их беречь.
Наган я отдал сестре своего бойца, который живет здесь, а то в госпитале много
на него охотников. Писать как-то неохота, тем более натощак.

Федоровская (госпиталь)
28.5.43 г.
Нога ноет, нет терпения. Сегодняшнюю ночь не спал ни грам[м]а, чирии тоже
не дают покою.
Но после этого в жизни надолго осадок горький душу мою бедную, а может
быть и чуть грешную не покинет.

Федоровская (госпиталь)
29.5.43 года.
Сижу на берегу родной Кубани. Кругом ликует все, цветет, поет. Лишь только у
меня о прежних днях осталась горькая мечта. Кто б мог знать, как тяжелы мои пере-
живания сейчас. Вот вырвался из этого «госпиталя» на минутку, и только тут на бе-
регу Кубани можно свободнее вздохнуть. В своих низовьях Кубань куда красивей и
привлекательней, чем там у нас. Кругом тишина, лишь изредка пропоет свою песню
в вышине жаворонок, да кому-то прокукует кукушка.
Хочется рыдать, кричать, петь, смеяться, радоваться [-] все вместе. Дыхание
захватывает, глаза туманятся. Жаль, что нет фотоаппарата, чтобы запечатлеть всю
эту картину сейчас. Горю одним желанием поскорее попасть в свою часть, там веро-
ятно уже будут для меня письма и я смогу кое-что услышать о моей любимой Жене,
Галочке, которой уже 382 дня сегодня! Это можно только написать 382 дня, но их
нужно и прожить. Это очень много.
Нога моя идет на улучшение, курс лечения начался, и дело должно обойтись,
кажется, благополучно, а потом, кто знает, что еще может случиться.

Федоровская (госпиталь)
10.6.43.
Наконец-таки все в порядке. 12[-го] последнее испытание, а числа 15[-го] еду
в часть. Нога немного прихрамывает, но почти не заметно. Единственно, в чем
сомневаюсь это в том что попаду ли я в свою часть, или в штраф.бат, или фортуна
улыбнется мне и тут. По последним сведениям мне стало известно, что политруков
и зам. по строевой части в ротах отменили и отозвали из частей. Значит мой Миша
тоже попал под эту компанию.
Живу пока сносно, а первое время переживал очень сильно, мне казалось, что я
не смогу пережить всего этого. А теперь все вошло в свою колею, прижилось, и дух
бодрости поднялся. Начал шутить с сестрами и своими «коллегами». Сегодня впер-
вые за целый почти месяц видел сон и видел Женю так ярко, четко. Как будто купил
ей хорошее шелковое платье, которое она при мне примерила, и потом еще что-то
не ясно помню. Этот сон снова возбудил во мне с новой силой воспоминания о про-
шлом, и как дороги они для меня эти воспоминания! Неужели снова я не получу ни
одного письма, если попаду в свою часть? Неужели мне не суждено получить хоть
маленькую весточку из того мира, который там, в тылу? А тем более - придется ли
когда-либо вернуться туда живым и невредимым?

Ст. Федоровская
14.06.43.
Итак, еду в часть, сегодня выписался из госпиталя, получил справку и значок
ранения . Послезавтра, наверно буду в роте, если что не случится завтра. Поправился
я только за последние 5-4 дня, когда достоверно убедился в том, что майские собы-
тия этого года можно забыть безвозвратно.
Провожали меня тепло, все желали счастья и встречи с Женей. Особенно чем
достопримечательно мое пребывание здесь в госпитале [-] это то, что я нашел здесь
себе друга, который тоже выписывается со мной. Мы понимали друг друга, и это нас
сблизило. У него тоже есть молодая жена и дочь, о которых он тоскует не меньше,
чем я. Не знаю, сумеем ли мы с ним связаться, чтобы иметь переписку. Но постара-
емся. Сегодня я решил переночевать здесь, а завтра двину в полк, в родную роту, где
осталась часть моей души. Плохо, что, наверное, Миши своего я уже не найду, там
он уедет в 213 запасной полк на переподготовку.
Уже кончаю свой блок нот. Остался единственный листок. Не знаю, что я буду
теперь делать.

Передовая (под Киевской)
16.6.43.
И вот я обратно на передовой. Все окончилось благополучно, и недаром гово-
рится - «Все хорошо, что хорошо кончается». Сегодня день необыкновенных собы-
тий. Во-первых, я именинник, мне 21 год. Во-вторых, я получил письма 4 сразу и в
них узнал адреса: мамин, папин, Василия Дузия (? - фамилия неразборчива. - Н. С.)
и еще одного моего друга. И в третьих, я награжден орденом Отечественной войны.
Это не халам-балам. Когда я пришел в свой батальон, то ребята моей роты танцева-
ли и плакали от радости, увидев меня. Золото, а не люди, теперь я верю ком. полка.
Вчера я сразу написал 2 письма: маме и папе. Сегодня еще 3 нужно написать. Един-
ственно, чем я очень обеспокоен [-] это Женей. О ней я не знаю ни слова. Вместе ли с
мамой она или где в другом месте. Написал маме, пусть она быстрей пишет, на какой
адрес посылать ей денежный аттестат. Я сейчас пока отдыхаю. Дня через 3-4 приму
роту, и начнется боевая жизнь снова. Нужно еще будет найти адрес друга, которого я
нашел себе в госпитале, Ивана Еремкина. Мишка, мой политрук, остался в б[атальо]
не, он сейчас отсекком ВЛКСМ. Я 18.6.43 тоже должен получит[ь] кандидатскую кар-
точку (члена ВКП (б). - Н.С.).

Ольховский 2 (передовая)
20/VI-43.
Дела не особенно хорошие. Сегодня мы переходим отсюда в х[уто]р Плав-
ненский, на то самое место, где меня ранило. Это значит, мы обречены на мучения
днем от жары, а ночью на съедение комарам, т. к. там невозможно будет днем вы-
сунуть головы, несмотря на то что будем находиться в резерве у КД (командира ди-
визии. - Н. С.). Писем пока еще не получил ниоткуда, но в скором времени ожидаю,
то-то будет радости, если получу.
Откровенно признаться, это перемещение [-] очень плохое дело и мне не по
душе. Здесь хоть река, лесок, можно искупаться и отдохнуть, а там? Жара, зловон-
ный запах разложившихся трупов. Роту принял с небольшими изменениями.

Хутор Плавненский (передовая)
22.6.43 г.
Ну и попали же мы в пекло. Говорили, что будем в резерве командира диви-
зии, а оборону заняли в 50 м от немецких блиндажей. Днем сидим, невозможно
головы высунуть, а ночью тоже опасно ходить [-] бьет из пулемета и миномета. Но
я пока устроился ничего, блиндаж у меня немецкий, в 3 наката, хороший. Плохо
только, что нечем заниматься. Весь день лежишь и уже не спится хотя ночью не
спишь ни минутки. Я ходил по ху[тору] Плавненскому. В нем насчитывал[ось] до
200 дворов. Теперь там ничего нет, ни одного строения, сады и деревья тоже уни-
чтожены. Разложившиеся трупы не дают покою своим зловонием. Просто ужас.
Я хотя и привык, но после госпиталя, где пробыл месяц, кажется жутким все это.
Бумаги нет, что я буду делать, не знаю. Писем еще не получал. Думаю, что начну
получать числа с 29-30.
Ночь. Сейчас приблизительно около половины первого. Ночью в этих условиях
я не могу спать. Сон мой определяется в 2-3 часа, и это может продолжаться сколько
угодно. Как только наступила темнота, так я пошел по пульрасчетам, которые рас-
положены от 2х до 3х км друг от друга. Ребята всегда рады моему приходу, говорят[:]
отец пришел. И вот сегодня ночь темная-претемная. Я еле нашел свои расчеты. Как
раз получили ужин. И вот теперь сижу в трофейном блиндаже, на трофейном стуле
и при свете трофейной свечи, трофейным карандашом пишу.
Спать не хочется. Прибегал связной от штрафной роты и просил помочь пу-
льогнем в случае, если немцы пойдут в атаку. Они что-то сегодня определенно за-
теяли. Надо ушки держать на макушке. Автомат, наган и гранаты держу наготове. Я,
правда, ничего...

На этом дневник В. С. Суханова обрывается.

Публикация Н. Н. Суворовой 

Партнеры: