Гипанис / Усть-Лабинск / Исторические очерки
/ Была в ст. Ладожской учительская семинара

Новости раздела

Спят курганы тёмные...
26.03.2015
"Земля Отцов - моя Земля!"
29.08.2014

В 1866 голу, заступая на министерский пост, Д.А Толстой категорически возражал против намеченного Ученым комитетом министерства создания нескольких учительских семинарий и заявил, что они являются излишней роскошью, обременяющей министерский бюджет. Но в начале 70-х годов он был на этот счет уже другого мнения. Александр II, разделяя мнение своего министра, утвердил решение о создании в 1871 году пяти правительственных семинарий. В 1872 году Министерство народного просвещения спешно открывает еще 6, а в 1873-1875гг. - еще 11, причем открывает преимущественно в селах и небольших городах, стремясь, с одной стороны, оградить эти семинарии oт «пагубного» влияния оппозиционной столичной молодежи, а с другой - превратить их в опору правительственного воздействия на крестьянские массы.

Открытие КУС (Кубанской учительской семинарии) состоялось 14 января 1871 года в станице Полтавской в здании окружного училища. Но из-за плохой материальной базы и географического местонахождения по инициативе ее директора Д.Д. Семенова семинария в том же году была переведена в станицу Ладожскую Кавказского отдела, начавшая «приготовлять учителей, специалистов своего дела».

С первого января 1872 года при KУC была открыта «образцовая школа, женское нормальное училище с педагогическими курсами». О значимости происшедших событий в станице Ладожской для всего Северного Кавказа свидетельствует факт посещения семинарии 16-17 сентября «Августейшим Наместником Кавказским Михаилом Николаевичем», который удостоил со свойственною ему любознательностью, подробного осмотра возникшие в названной станице учебные заведения».

В семинарском саду имелась пасека, функционировала мастерская для приобретения навыков учащимися при обработке дерева. К занятиям допускались лишь стипендиаты Кубанского казачьего войска.

В первую на Кубани учительскую семинарию, являющуюся сословно-представительным учебным заведением, принимались прежде всего студенты Кубанского Казачьего войска, которые и составляли основной контингент учащихся. Право на получение стипендии на содержание имели исключительно лица казачьего сословия. Желающие же получить такую стипендию, но не принадлежащие к казачьему сословию по рождению, а лишь приписанные к нему по месту жительства, обязаны были предоставить из местного отделения полиции справки о семенном и материальном положении, на основе чего и могла решаться судьба молодого человека. Стипендия Кубанского войска назначалась и в качестве поощрения для лучших учеников «образцовой школы» при семинарии. В 1873 году состоялся первый выпуск и перевод учащихся КУС в высшие классы.

Для поступления в КУС было необходимо сдать экзамены. Стипендиаты Кубанского войска, сдавшие экзамен даже на «неудовлетворительно», становились ее кандидатами. Лица других сословий - духовенства, казачества, иногородние - в любом случае садились за парты по мере имевшихся в КУС для них вакантных мест. Дорога для детей бедного казачества и крестьян, в частности, была закрыта в эти сословные учебные заведения, если не брать тот незначительный процент бедного населения, которому удавалось попасть в них. Так, например, в 1876 году в учебных заведениях Ладожской из З35 учащихся было 34 представителя крестьянства. «Самостоятельность» деятельности семинарии в значительной объяснялась тем, что КУС содержалась не за счет средств Министерства народного просвещения и тем более не за счет денег войска Донского, а являлась собственностью Кубанского казачьего войска, из кассы которого и поступали средства на ее содержание.

В начале семидесятых годов прошлого века на Кубани начала проводиться кампания по обеспечению школ, училищ, других учебных заведений книгами и учебными принадлежностями, создание библиотек. В числе мер, направленных на улучшение постановки народного образования, было открытое в 1876 г. войскового книжного склада. Создание войскового склада в малой степени решало обеспечение школ и училищ необходимыми учебными пособиями. По утвержденному первоначальному бюджету КУС из 2 тысяч рублей в 1870 г. 200 рублей отпускалось на приобретение книг, что являлось минимумом необходимого. Все же работавшая при семинарии библиотека имела книги «по разным отраслям наук». В ней имелось 1168 пособий 63 названий, 400 томов литературы и 184 названия газет и журналов.

Активная общественно-политическая деятельность Д.Д. Семенова сделала КУС в 70-х годах XIX в. «настоящим педагогическим центром Северного Кавказа». За короткий срок семинария приобрела известность: Кубанская и Терская области, Ставропольская губерния, земства южных губерний России и даже Харькова содержали в ней своих стипендиатов и просили посылать для работы учителей - воспитанников Кубанской семинарии. Малочисленность подобных учебных заведений приводила к катастрофической нехватке учительских кадров в Российской империи.

Несмотря на важность подобного заведения, ученики КУС находились в крайне тяжелых социальных условиях. Питались, как об этом они говорили сами, «часом квасом, а порою с водою». Некоторым из них приходилось спать на голой земле из-за отсутствия кроватей и постелей. Ели «дурную пищу без мяса». А иногда приходили на занятия голодными. С большим трудом удавалось кое-как обустроить три общие квартиры на 10-15 человек, которые находились под постоянным присмотром старших семинаристов. Многие семинаристы неаккуратно выплачивали свои долги, что особенно относилось к студентам Кубанского войска. Это объяснялось тем, что стипендиаты Кубанского войска получали самую ничтожную стипендию - 100 рублей, в то время, как представители Терского войска получали 180 рублей в год, Александровского земства Екатеринославской губернии - 200 рублей. На почве антисанитарных жилищно-бытовых условий и систематического надоедания среди учащихся были распространены болезни.

Само здание семинарии было старым. По ходатайству на новые постройки учебного заведения было отпущено из кассы войска 1400 рублей, но этот проект был предоставлен только лишь в 1893 г., да так и остался на бумаге.

Программа КУС включала изучение следующих предметов: Закон Божий, церковно-славянский язык, русский язык, педагогика и методика, арифметика, главные основы геометрии и понятие землемерия, общая и русская истории, линейное черчение и чистопись, пение и музыка, гимнастика, физика, рисование, садоводство, гигиена. Причем значимость точных наук с каждым годом росла.

Руководство семинарии выпускало Педагогический ежегодник КУС. Целью его издания редакция считала обмен опытом с другими семинариями, так как в этом существовала необходимость. Это был первый и единственный в своем роде журнал педагогического образования в России, освещавший опыт работы одной из передовых учительских семинарий.

Хорошая постановка ведения всего учебно-воспитательного процесса в КУС стала практической и научно-теоретической базой прошедшего в 1872 г. первого и ставшего впоследствии традиционным съезда учителей Северного Кавказа. Этот и последующие съезды учителей в станице Ладожской были своего рода факультетами повышения квалификации. Пройдя трехмесячный курс обучения при семинарии, все его делегаты получали задатки к дальнейшему самообразованию и уезжали со свидетельствами съезда I и II разряда, характеризовавшими каждого учителя по профессиональному yровню.

В станице Ладожской KУC действовала с 1871 г. по 1900 г., а потом была переведена в Екатеринодар для осуществления лучшего контроля за ее деятельностью.

И.ИГНАТОВА, учитель истории СШ N° 25.

Партнеры: