Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Архив номеров / 42 июль 2004 г. / Казаки на Балканах

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

Участие добровольцев из России в локальных конфликтах в республиках бывшего СССР и Югославии - сравнительно малоизвестная страница нашей недавней истории. Они спасали честь России, когда власти ее, говоря о "невмешательстве" в дела ставших в одночасье независимыми государств, забывали о национальных интересах, бросая на произвол судьбы сотни тысяч русских, русскоговорящих и православных. Самой многочисленной, энергичной и сплоченной силой среди российских добровольцев были казаки. Оставшись невостребованными на Родине, они все-таки пытались, хоть таким образом - полулегально, вопреки официальной позиции властей - принести пользу России. И во многом именно активность казаков в составе добровольческих подразделений вынудила Президента РФ издать первые указы по созданию Государственного реестра, юридически оформляющего привлечение казаков к несению тех или иных видом госслужбы.
    Мы представляем фрагмент воспоминаний участника боев в Приднестровье, Абхазии и Боснии, полковника казачьих войск Виктора Заплатина. Виктор Владимирович служил в 7-ой дивизии ВДВ, награжден российскими и зарубежными наградами. В Приднестровье он был старшим офицером батареи 82 мм минометов, в Абхазии - командиром батареи Д-44, в Восточной Боснии - командиром казачьего батальона. Сегодня Виктор Заплатин - командир Отдельного отряда патрульной службы Московского городского казачьего общества - внесенной в Госреестр столичной казачьей организации. 

                                    Г.К.

Казаки на Балканах

В начале 90-х годов казачество объединило не только родовых казаков, но и активную часть русских людей, особенно связанных с силовыми структурами.

Огромный потенциал казаков, как реальной силы, участвующей в вооруженных конфликтах, выявили еще Приднестровье, Абхазия и Нагорный Карабах. В 1992 году их помощь понадобилась и православным сербам. На тот момент другие российские патриотические организации были слабы и малоизвестны, либо вообще не считали помощь Сербии перспективным делом; то же относится и к большинству руководителей существовавших тогда казачьих организаций. Хотя всякие атаманы приезжали в Югославию - много говорили, грозились ввести десятки тысяч казаков - не был ими сформирован ни один отряд добровольцев. Сбор и организация добровольцев велись обычно при прямом или косвенном участии рядовых казаков.

При этом, хотя среди первых добровольцев было немало казаков, первые добровольческие отряды напрямую не отождествляли себя с казачеством. Первый непосредственно казачий отряд организованно прибыл в Республику Сербску 1 января 1993 года. За ним так и утвердилось название - “1-й Казачий”...

Вернувшись в Москву из Абхазии после ранения при штурме г. Гагры, на одном из патриотических мероприятий я познакомился с представителем Вышеградской общины А.Загребовым, который и предложил мне сформировать отряд добровольцев-казаков. Мы выработали план, решив установить численность подразделения до 70 человек из казачьих регионов, соответственно выделенным Вышеградской общиной средствам.

Наша встреча с Г. Котовым из Волгодонска(погибшим потом в Боснии) определила судьбу отряда – вместе мы отправились в Ростов-на-Дону, встречались со знакомыми по Приднестровью и Абхазии - А. Шкуро, И. Мирошниченко и др. В “доме Парамонова”, где комендантом был И. Мирошниченко, прошли первые собеседования с казаками. Помощь в подборе казаков-саратовцев, которых всегда отличали высокая дисциплина и организованность, оказал военком Саратова. За подбор казаков в Москве отвечал Валерий Желудков, большую организационную работу проводил Аркадий Багров.

В конце ноября 1992 г. казаки стали съезжаться в Москву, причем обозначилось достаточно технических проблем - от паспортов и виз до проживания и пропитания. С помощью атамана станицы Ховрино Н. Адамова ребят селили сначала в спортивном зале, затем в общежитии, а после конфликта с местным ОВД пришлось перебраться в один из монастырей, где, помогая по хозяйству, они ожидали оформления документов для отправки в Боснию.

В большинстве своем наши казаки оказались достойными представителями своих войск. Среди них было много кадровых военных с опытом боевых действий. 14 человек перед отправкой получили крест “За Оборону Приднестровья”. Выделялись некоей “самостийностью” 12 бойцов из состава Донского атаманского полка под командой М. Кузнецова, неформальным лидером которых был Максай (впоследствии умер при невыясненных обстоятельствах в России). У некоторых казаков после двух месяцем ожидания отправки ослабла, правда, дисциплина...

Между тем в Вышеграде сербы уже нервничали: куда делся Загребов, когда прибудут казаки?

В конце декабря 1992 года, оформив туристический тур и обзаведясь документами, что в Югославию едет фольклорный ансамбль “Казачок”, мы отправилась в путь - сначала поездом в Чехословакию, оттуда на автобусе через несколько европейских стран, прямо в новогоднюю ночь, попали в Белград, и уже оттуда - местным автобусом. За две недели до этого квартирьерами в Вышеград выехали два опытных казака – Виталий Валеев и Игорь Осипов, воевавшие еще в Приднестровье и Карабахе.

Все было спланировано нами и кураторами с сербской стороны грамотно. Всего тогда ехало около 50 человек, все были  в гражданском - наличие казачьей формы в багаже объясняли фольклором (пришлось даже спеть на чехословацкой границе), а отсутствие денег в декларации тем, что будут даны концерты в Сербии.

Было сразу определено, что общее руководство в Боснии будет осуществлять комендант Вышеграда, но сербы не смогут без моего согласия, как командира, использовать отряд. Представителем сербской стороны и переводчиком при отряде стал А.Загребов, заместителем командира отряда Г.Котов, заместителем по кошевой службе В.Камшилов.

На границе Республики Сербской по просьбе сербов была выделена группа казаков под руководством М. Кузнецова для увеличения сил в районе города Скилани. Основная же часть отряда в 3 часа утра 1 января 1993 г. прибыла в Вышеград и разместилась в одном из корпусов больничного центра в Околиште, на левом берегу Дрины.

Пациентов больничного центра с началом войны вывезли в Сербию. В декабре 1992 г. Околишты, древний пригород Вышеграда, стал центром Вышеградского гарнизона. Здесь находились штаб, склады, размещались добровольцы из России и Сербии. Мы разместили личный состав в палатах-кубриках по 4-6 человек на первом и втором этажах. Кровати в один и два яруса. Были оборудованы комнаты для хранения оружия и боеприпасов, личных вещей, организована круглосуточная охрана. Получили новую униформу - зимние комбинезоны довольно хорошего качества. Помимо автоматов Калашникова и пулемётов ПК югославского производства, нам выделили гранатометы, снайперские винтовки, пистолеты (ТТ, “Скорпион”), оптические приборы, в том числе ночного видения, а также БРДМ и зенитный комплекс “Прага”.

Питался отряд в общей столовой гарнизона. Сербская тыловая служба выделяла сухой паек, как дополнительное питание полагались консервы, картошка, сахар и т.д. С местным населением завязались самые дружеские отношения - казаки были популярны в Вышеграде, их приглашали домой, угощали и выказывали всяческое внимание.

Уже начиная с 4 января отряд приступил к боевому патрулированию в горах на направлении Горажды, участвовал в засадах на “муслимские” караваны, оборудовал оборонительные сооружения в Вышеграде. Отряду был придан постоянный проводник Марко, хорошо знавший горы. С личным составом проводились занятия по тактике ведения боя в горах - проводил их Г.Котов, уделяя этому все свободное время. Был сформирован огневой взвод 82-мм минометов, боевой расчет на комплексе “Прага”.

Тем временем в штабе бригады нас постоянно просили об “акции” - то есть о проведении значительной в тактическом плане боевой операции.

Твырковичи

Взятие Твырковичей, небольшого села с мечетью и гарнизоном 300 человек - одна из самых успешных операций казаков на Востоке Боснии зимой-весной 1993 г.

Босния, 1993 г. Справа - командир
1-го Казачьего батальона Виктор Заплатин

Овладев этим селом и прилегающей к нему долиной Ораховцы, сербские силы значительно улучшили бы своё положение. Село, с одной стороны нависая над каньоном Дрины, не давало сербам возможности наступать к большому городу Горажды, а с другой оно врезалось в Семечское плоскогорье, нарушая свободное сообщение между сербскими городами Вышеград и Рогатица. Трижды штурмовавшая село ударная чета Бована понесла существенные потери.

После разведки мы решили, что казаки, силами около 40 штыков, при огневой поддержке миномётного взвода 2-го Русского Добровольческого отряда (2 РДО), выдвигаются утром из лесного массива северо-западнее Твырковичей и с ходу начинают штурм, отвлекая основные силы мусульман. Огневым взводом 2 РДО командовал А. Мухарев (“Ас”), мой знакомый еще с Приднестровья, старшим офицером был Э. Смирнов, ветеран Афганистана.

Сербская штурмовая чета Вышеградской бригады должна была атаковать позиции мусульманской пехоты с юго-восточной стороны села и помочь к вечеру полностью овладеть им. Эта единственная сторона, не укрепленная дотами и усиленными огневыми точками, была полностью заминирована. “Протоптать” минное поле должен Марко - только по его следам отряд мог войти в село.

Каждый боец хорошо знал общую и индивидуальную задачу. К 2 часам мы выдвинулись к селу Кочарим, но тут не выдержали нервы у Марко, и был выделен новый проводник - Неделька. Немного позднее выдвинулась на свою позицию миномётная группа 2 РДО в сопровождении сербов. Впереди шла наиболее подготовленная ударная группа - в основном ветераны различных войн. Офицер ВДВ И. Мирошниченко командовал 2-й штурмовой группой, замыкала колонну группа прикрытия В. Валеева.

Примерно в 5 часов, когда 1-я ударная группа из 12 человек незамеченной вошла на окраину Твырковичей, прозвучал глухой взрыв, затем еще два. Оказывается, сошел с натоптанного следа и подорвался на мине-“паштете” К.Ундров. Военврач С.Баталин, оказывая ему помощь, нарвался на “афганский вариант” расстановки мин и тоже подорвался, затем И. Мирошниченко, оказывая помощь им обоим, также подорвался на противопехотной мине.

Но в селе было по-прежнему тихо, и я решил продолжить операцию. Была занята часть села и лесистого склона, в мечети расположили наблюдательный пункт. Позиции ударной группы были прекрасными - казаки как бы нависали над селом с северной стороны.

В 6 часов муслимы зашевелились, началось движение по селу, и было решено открыть огонь. 2 расчета ПК, И. Мухина и В. Ганиевского, 3 снайпера, расчет комплекса “Оса” В.Камшилова буквально крошили выбегающих из домов. Удачным выстрелом из “Мухи” А.Загребов поджег штабной дом и уничтожил группу появившихся в проеме муслимов. В это время Неделька, В. Алиев, С. Махонин, Г. Котов, Пришляк минировали соседние здания. Работал и взвод минометов 2 РДО - они находились в прямой видимости поля боя, выше в горах, радиосвязь была отличной, корректировка огня велась трассером на цель.

Потеряв в первые часы боя не менее 80 человек, к 10 часам противник прекратил попытки контратаки; в эфире слышались его просьбы о помощи из Джанкичей. По самому селу и по склону, где находились казаки, начали работать 120-мм миномёты. В 11 часов прямым попаданием мины были убиты пулеметчик В. Ганиевский и проводник Неделька, подносивший боезапас, тяжело ранен И. Мухин.

Световой день заканчивался в 16 часов, а вспомогательного удара сербов все не было - их силы, по неизвестной причине, в бой вовремя не вступили.

По рации передали, что на помощь муслимам идет отряд из Джанкичей. Контролируя огнем село, я решил отходить. Взорвав заминированные здания, забрав оружие, раненых и убитых, ударная группа начала трудный отход. При отходе отличился саратовец “Дед” - прикрывая отход, он из снайперской винтовки снял 5 муслимов, и Виктор Камшилов, отработавший по врагам остаток боезапаса “Осы”.

При всех потерях задача операции была выполнена - мы контролировали село весь световой день, нанеся врагу урон до 100 человек. Лишь из-за очевидных просчетов командования Вышеградской бригады сербы не сумели занять село.

Через несколько дней в Вышеграде  похоронили рядом погибших Неделька и Василия Ганиевского. Родные Неделька следят за состоянием могил, и на них всегда можно видеть знаки благодарности русскому воину.

Оборона Скилани

Как раз к этому времени перевели в Вышеград и атаманцев М.Кузнецова, успевших проявить себя в Скилани.

Скилани - маленький городок в восточной части Республики Сербской, на берегу Дрины (по которой здесь проходит граница с Сербией). В начале войны линия фронта проходила по окраине города, в котором был небольшой гарнизон ополченцев. Противостояли ему формирования мусульманского анклава Сребриницы, причем мусульмане в этом районе, численно превосходя сербов и имея в достатке продовольствие, испытывали затруднения с оружием и боеприпасами. К концу 1992 года из анклава Горожде в Сребриницу прошли несколько караванов с оружием. Один такой караван был уничтожен под Вышеградом, в поиске других участвовал и 2-й РДО.

30-31 декабря мусульмане предприняли дерзкую атаку, имея целью захватить важный в тактическом отношении городок, падение которого неминуемо отразилось бы на положении всех анклавов в Восточной Боснии. Эта операция послужила началу целой серии больших и малых наступлений мусульман в Восточной Боснии.

Сербские позиции в районе Скилани были атакованы рано утром - ударами с флангов муслимы практически окружили сербский гарнизон и, выйдя к берегу Дрины, заняли главенствующие огневые позиции. Отсюда они вели прицельный снайперский огонь и по г.Байне Баште на правом берегу Дрины, уже в Сербии. На подмогу к сражающимся в окружении сербам и русским были посланы казаки М. Кузнецова. Не выдержав интенсивности боя, мусульмане быстро отступили...

Рейд Руда - Горожде

В начале февраля казаки, 2-й РДО и части Вышеградской бригады прибыли в Руду через Сербию, причем следование колонны было демонстративным, с митингами по дороге. Уже в Руде мы поняли всю серьезность предстоящей операции - с четой Бована и черногорскими четниками мы должны были наступать по дороге, ведущей к Горожде, а Рудовская бригада идти следом для зачистки.

Рано утром сводный штурмовой отряд из 140 человек двинулся двумя колоннами по шоссе. Казаки и чета Бована шли горами, чтобы в случае чего помочь основным силам. Но "муслимы" бежали, напуганные слухами, что Россия ввела "дивизию казаков". За день нашим отрядом было взято 7 туннелей и уничтожено более 10 огневых точек. Отличился зенитный расчет "Прага" В. Желудкова и механика-водителя С. Горчилина (впоследствии умер от сердечного приступа в России) - им пришлось вступить в дуэль с тяжелым "бровингером", уничтожив его. А когда неожиданно открыл огонь из засады молчавший дот, "психическая атака" казаков в полный рост на тяжелый пулемет заставила замолчать опешившего от такой дерзкой атаки вражеского пулеметчика, и вступивший в бой БРДМ А. Шкуро принудил мусульман бросить позиции...

После этого почти каждый боевой выход в горы сопровождался боевым столкновением. В одном из них геройски погиб Г.Котов, был ранен Злобин…

В целом результатом зимне-весенней компании на Востоке Боснии стало неоспоримое превосходство сербов - мусульмане были деморализованы, им не хватало продовольствия и боеприпаса, а их вылазки напоминали набеги мародеров для грабежа продовольственных складов…

В. Заплатин

 

Партнеры: